ВРЕМЯ УТИЛЯ (Поэма в прозе) - Май Ван Фан - Перевод: Ли А. В - Редакторы: Г. М. Умывакина и А. И. Стрелецкая – THỜI TÁI CHẾ (trường ca) – Mai Văn Phấn – Lee A. V dịch từ tiếng Việt sang tiếng Nga. Biên tập: G. M. Umyvakina và A. I. Streletskaya

Май Ван Фан

Перевод Ли А. В.

Редакторы Г. М. Умывакина, А. И. Стрелецкая

 

 

 

 

 

Поэтесса-Переводчица Ли А. В.

 

 

 

 

Поэтесса Г. М. Умывакина

 

 

 

 

Поэтесса А. И. Стрелецкая





Maivanphan.com: Nhà thơ – dịch giả A. V. Li (bút danh của chị Anna Popova) vừa gửi tôi bản hoàn chỉnh trường ca “Thời tái chế” gồm 9 Chương. Từ tháng Giêng 2019 đến nay, chị Anna Popova đã vượt qua giai đoạn khó khăn nhất của đời mình, “chiến đấu” với căn bệnh ưng thư. Chị đã cùng mẹ và con dâu dịch trọn vẹn trường ca của tôi từ tiếng Việt sang tiếng Nga, có tham khảo bản tiếng Anh của Nhat-Lang Le và Susan Blanshard. Mẹ của Anna Popova là nhà thơ lớn G. M. Umyvakina, chủ tịch Hội Nhà văn thành phố Voronezh. Con dâu của chị là nhà thơ trẻ tài năng của nước Nga A. I. Streletskaya. Đây thực sự là món quà vô giá và ý nghĩa mà các nhà thơ Nga đã dành cho tôi.

 

Xin bầy tỏ lòng biết ơn chân thành nhất của tôi tới các thi sĩ của nước Nga vĩ đại, A. V. Li, G. M. Umyvakina, A. I. Streletskaya!

 

Hải Phòng, ngày 2/12/2019

Mai Văn Phấn

 

 

 

 

 

ВРЕМЯ УТИЛЯ

 (Поэма в прозе)


 

Вьетнамская версия: Trường ca THỜI TÁI CHẾ

 

 

 

 


Глава: 
I
 ВИДЕНИЕ

 

 

Когда я в движении, я прикасаюсь к вашему миру. Пожалуйста, не упрекайте меня в дерзости и беспечности! Те, о которых что-то известно, или еще не успели обрести освобождение или продвигаются по этому пути ощупью. Или же все они по-прежнему остаются здесь? С каждым вздохом я поднимаюсь всё выше. Кровь, сочащаяся из уголков моего рта, орошает мать-землю.

 

*

 

Я вырос в смешении правильного и неправильного, поисков пути и заблуждений, безумия и вожделения, современности и посконного сельского уклада, щедрости и мелочности, целостности и одиночества, благородства и низости, цивилизации и отсталости. Поутру мне встречались рыба, плывущая вверх по течению, и звезда, не смыкающая глаз в ожидании утренней зари. В тревоге я заходил в класс, и садился рядом со своими одноклассниками, большинство из которых уже умерли. Я слушал учителя, страстно ведущего урок. Учитель, подняв палец, говорил классу перелистнуть страницы тетрадей. Он окидывал долгим взглядом каждого из нас, и, подходя ко мне, строго заявлял, что если я понял урок, то пора бы знать, как сдерживать свои эмоции.

 

*

 

Учитель показывал классу много моделей: войны, волны эмиграции, чистки, реформы. Горы человеческих костей, ценой которых был открыта дорога к строительству нового мира, дома, прибежища - временного и хрупкого. Они претворились в стены, ставшие преградой на пути отравленных стрел, летящих со стороны сопредельных государств. Муляжи рек крови и слез были изготовлены из свечного воска. Учитель чиркнул спичкой, модели вспыхнули ярким пламенем. Впервые мы убедились, что души и мысли, окутанные клубами дыма, пахнут гарью. В то мгновение я сильнее всего жаждал непоколебимого мира для моего беспредельного моря, неба и бескрайней земли. Чувствуя, что мой рот полон едкого дыма, чёрного и густого, я бежал из класса.

 

*

 

Я терпеливо счищал слои чёрной копоти, покрывающей тропу, траву на её обочине, мосты и верстовые столбы. Отскребал дочиста черную коросту с замерзшей поверхности воды, возвращал должный вид располосованным чёрным повязкам, чёрным вывескам, чёрным воздушным змеям, зависшим в воздухе. Я подошёл к маленькому ребёнку, шепча, как молитву: дай мне снять эту черную корку, покрывшую твою одежду и твой лоб! Ребёнок окинул меня злобным взглядом, словно увидел перед собой дикого зверя, после чего молча ушёл. Я потихоньку последовал за ним, притворившись, что мы никогда не встречались, и затем, своим усталым взглядом, нежно снял весь налёт чёрной копоти с детского тела. В своём воображении, я оттирал его кожу до тех пор, пока силуэт ребёнка не затерялся вдали.

 

*

 

Каждое утро я просыпаюсь и сразу оказываюсь опутанным сетью информации - с ощущением, что я попался в хаотическое переплетение паутины гигантского паука.

 

Бывают дни, когда, замороченный новостями, я забываю позавтракать. Мне кажется, что эта земля заперта в загоне, как пугливая лошадь. Пыль заволокла всё, и непонятно, где выход из тупика. Бодрствую я или пребываю в грезах, и где я нахожусь? У меня появилась нелепая мысль: а сколько ног могло бы быть у земли? Не может быть, что родина - это просто холмы, скалы, сады, береговые линии, каналы. Или солёный рыбный соус, угольная зола, соломинки. Иногда мир представлялся мне безногим, влекомым толпой идиотов. Но все их усилия безрезультатны, они лишь вопят и загрязняют землю.

 

*

 

Трое сидели в чайной, молчали, не отрываясь смотрели на заплесневелую дыру в дальнем углу. Вот оттуда выползла оса и полетела по своим делам. Один из сидевших здесь когда-то был заключённым, который много раз безуспешно пытался совершить побег из тюрьмы.

 

Второму удалось изменить свою судьбу после того случая подлога на экзаменах. Третий смог излечить свои раны, когда познал истину. Они продолжали потягивать воду из своих чашек, и каждый был погружен в свои собственные беспорядочные мысли. Каждый из них представлял себе, как другой пытается пролезть сквозь это осиное гнездо и остаться невредимым.

 

*

 

От кусков сырого мяса отделили кожу и дочиста вымыли их. Повар постарался нарезать их квадратиками, но в итоге большинство кусков получились бесформенными. Они мариновались со специями, перемешанные с добавленными туда же в равных долях сушеным чесноком, сахаром, красным и чёрным перцем; приправленные рыбным соусом и горьким карамельным сиропом. Осклизлой грудой шипели они на огне. Съеживались от жара. Корчились. Шкворчали. Все они грезили о новом рождении в другом воплощении, но сейчас должны были истекать жиром, раздавленные и перемолотые. И это - в ожидании того, чтобы отправиться в зловонные жадные пасти.

 

*

 

Души обретают имена вещей, в которые вселяются. Вокруг нас - души мыла, помойных вёдер, женских прокладок, канцтоваров, вентиляторов, полотенец, подносов, закусок, посуды. Вот душа роддома. Душа районной администрации. Душа школы. Душа музея. Душа суда. Душа зоопарка. Душа офиса. Душа офиса продаж. Душа мотеля. Душа Ассоциации пчеловодов. Душа конезавода. Душа казармы. Я шёл куда-то, и мне повстречались вооружённые люди, которые остановили меня и спросили документы. Я обшарил свои карманы, перерыв кучу каких-то просроченных лицензий. Дверь захлопнулась, и я оказался в ловушке. Онемел. Почувствовал, что я на грани. Упал, и некому было подхватить меня. Я был в таком отчаянии, что проснулся. Снаружи шёл дождь, прохладное дыхание тумана струилось в открытое окно. Я снова лёг в ожидании нового сна.

 

 

 

 

 

Глава II: БАГРОВОЕ

 

 

Гаснущие ночные светильники пробуждают реки крови.

 

Кровь сливается с кровью, тухлой жижей стекает вниз. Красная одержимость.

 

... Словно кто-то, затянув верёвку на моей шее, тащит меня по узкому коридору, мрачному и заплесневелому. Голова запрокинута, горло сдавлено.

 

Время от времени мое тело натыкается на гвозди или осколки стекла, торчащие из земли. Я исцарапан, обожжен болью, окровавлен.

 

Моё тело, скользкое от крови, поволокли быстрее. Я подобен угрю, извивающемуся в липком иле. Меня бросили на груду каких-то животных, остриженных и израненных.

 

С шеи быстро сняли верёвку, чтобы волочить на ней других - тех, кто позади.

 

Бросив взгляд на команду охранников, собирающихся сменить друг друга на посту, я затаил дыхание, опустил лицо вниз, замер и притворился мёртвым.

 

*

 

Я не вижу охранника из предыдущей смены, который должен был сдать пост следующему. Новый солдат просто занял положенное место. У меня мелькнула мысль от том, что, может быть, этот недочёт и халатность - моя лазейка, мой шанс. В отлаженном процессе что-то пошло не так. Или, возможно, это уже стало рутинной процедурой, вошедшей в привычку охранников - просто потому, что давно у них на посту не случалось никаких значительных ошибок, которые привели бы к серьёзным последствиям. Я подполз к охраннику сзади и внезапно изо всех сил оглушил его ударом кулака в затылок. Привязал солдата к раме окна в караульной будке, надел его форму, выпустил ещё тёплых животных в надежде, что они выживут. И сбежал.

 

*

 

Меня мучает сон, в котором растения желтеют, увядают и осыпаются, поражённые анемией. Мёртвые листья переносят меня во время потери крови, время пренебрежения кровью, время обмана крови, время эксплуатации и восхваления крови. Душа неизвестного пола покачивается на черенке листа, и когда-то она звалась каплей крови. Дерево неподалёку и птичка-белоглазка суетливо кивают головами, уже не споря с бесплотным духом. Эта капля крови сейчас имеет ту же форму, что и капля росы, несущая свет ночных звёзд, капли живительного дождя ранним утром, потёки апельсинового сока, сбегающие по подбородку ребёнка. Слезы в уголках глаз, исполненных надежды и ожидания.

 

*


Кровь когда-то растекалась лужами по деревенским дворам после публичных порицаний в период аграрной реформы*. Невестка, ранее ложно обвинившая свекра в том, что он принуждал её к сожительству, теперь покоится на том же кладбище. Её душа, не нашедшая покоя, часто стучит в крышку его гроба, прося прощения на исходе сумерек. Старик явился во сне к живущим, и просил всех выбрать благоприятное время и собраться в Дни очищения могил**, чтобы один-единственный раз пересказать его горькую историю. И после уже никогда не упоминать об этом.

 

*


Кровавые сны пропитаны тяжёлым густым запахом одиночных тюремных камер - в них сидят бойцы, остающиеся преданными до самой смерти. Они безоговорочно верят в те идеалы, которые выбрали, мечтая о самом прекрасном для своего народа и своей Родины. Молча взирают они на тех, кто изменил идеалам, предал своих товарищей, намеренно очерняя и поливая грязью их праведный кровавый путь. Во сне я видел, как отворяются запертые двери одиночных камер, их запах всё тот же - густой и тяжёлый, но там уже нет людей.

 

*

 

Кровь извергается. Кровь наслаивается на кровь сражений. Обескровленные джунгли наполнены разлагающимися телами. В обескровленных речных протоках и озёрах - разбухшие трупы. Кровь льётся и на глазах у всех, и когда этого не видит никто. Судьбы покончили с собой и завершились. Кровь извергалась, и каждый мертвец кровоточил изнутри. Кровь и свертывается быстро, и неспособна застыть. Кровь смывается, не оставляет следа, уходит в землю, утекает через канализационные трубы. Капли крови притягивают и зовут друг друга, но не могут друг друга увидеть.

 

*

 

Этой ночью все спят, пока багровая река течёт мимо. Люди спят с открытыми ртами; спят, разметав руки и ноги; спят, как цветы с сомкнутыми лепестками; спят, как гнилые фрукты; спят в позе журавля; спят мёртвым сном; спят, поникнув головой; спят стоя; спят сидя; спят на работе; спят с едой во рту; спят, скрестив руки на груди; уронив голову на руки; спят, закинув ногу на соседа; спят ничком; спят на правом боку; спят, пуская слюни; спят с открытыми глазами; стонут во сне; ходят в лунатическом сне, открывая двери; мочатся в постель; теряют семя со сне; скрежещут зубами; внезапно пускают ветры; громоподбно храпят.

 

*


Воспоминания пришли, захватив пространство прошлого. Заостренные наконечники кольев, торчащих из "змеиных досок", сухие щелчки каждой пули, те, кто подставляет свои руки, поддерживая пулемёт товарища, те, кто бросается на вражескую амбразуру, чернильные пятна на столе, за которым ведутся допросы, пронумерованные стопки протоколов собраний, опечатанная урна для голосования, вечеринка по случаю повышения зарплаты, поездка в стационар, чтобы навестить больного, цветы для уходящего на пенсию, последний взгляд на лицо близкого человека, поздравление кого-то с повышением по службе. Все это видится отстраненно, в точности как список актёрского состава в представлении. Режиссёр спектакля ошарашивает своим неожиданным появлением, загадочно улыбается, и выходит на перекур. Он мгновенно становится пророком, организатором, ясновидящим.

 

_______________________

* Имеется ввиду аграраная реформа, проводившаяся правительством Северного Вьетнама в 1955—1956 годах. Включала в себя, в частности, конфискацию земли, принадлежащей помещикам и зажиточным крестьянам, которые считались врагами правящего режима. На практике, эти процессы обычно осуществлялись с крайней жестокостью. Активисты "разогревали" при помощи речей и театрализованных представлений бедняков и середняков, после чего начиналось "осуждение" и "порицание" несчастных, зачастую выбранных практически произвольно. Очень часто это заканчивалось убийством обвиняемых.

 

** "Дни очищения могил" обычно проводятся во Вьетнаме с 20 по 25-26 дни 12 месяца лунного года, в преддверии праздника наступления нового лунного года - Тэт. В эти дни родственники умерших посещают кладбища, приводят могилы в порядок, и совершают необходимые ритуалы.

 

*** "Змеиные доски" - военные ловушки, которые широко использовались в ходе Второй Индокитайской войны, в период военного вмешательства США бойцами Национального фронта освобождения Южного Вьетнама - как правило, против американских военных. Обычно "змеиная доска " устанавливалась с местах бродов, и представляла собой спрятанную под водой специальную пластину. Если неосторожный солдат наступал на неё, в его сторону летел дальний край освобожденной доски, покрытый заостренными кольями. Нередко к таким доскам еще и привязывали за хвост ядовитых змей.

 

 

 

 

 

ГЛАВА III: СЦЕНА

 

 

Эпизод 1

 

Снится пустая сцена. Из-за кулис доносятся голоса. Чтобы угадать содержание пьесы, каждый зритель полагается на свои собственные ощущения. Митинг, компания внутрипартийных реформ, заседание, принятие резолюций, постановка задач, комиссия по распределению, публичные осуждения, день оглашения решения комитета, обсуждение текущих событий, чистки и разоблачения, торжественное приветствие высокопоставленных делегатов, дежурство бригады быстрого реагирования, тайное голосование...


Всё тот же сон. Сцена по-прежнему пуста.
  Голоса всё так же неразборчиво доносятся из-за обеих кулис. Звукоусилители очень слабы. Зрители внизу по-прежнему безмолвны.


Снова невнятные отголоски из-за кулис.
  Настойчивый голос. Голос умоляющий. Ругань. Звук постукивания пальцами по столу. Горячие оправдания. Кто-то безостановочно произносит очень длинную фразу - кажется, что он будет говорить бесконечно. Звук, словно бросили на пол какой-то твёрдый предмет. Голос повышается, заканчивая фразу. Щелчок передернутого затвора, но выстрела не слышно. Захлебывающийся плач женщины. Резкий окрик. Заикающийся голос. Лязг металла о металл. Дрожащий голос мужчины. Голос, который прозвучал вслед за ним, тоже дрожит.


Известия распространяются за пределы сцены. Все достигли согласия. Блистательный успех. Счастливый конец.

 


Эпизод 2


Сидения стоят аккуратным рядами. На каждой скамье может поместиться по три человека. На помосте — фоновый занавес, вазы с цветами, трибуна покрыта скатертью. У председателя значительное лицо, он дружелюбен, аккуратно одет. После звонка все молча выходят на сцену, занимают свои места, не соприкасаясь друг с другом, принимают торжественные позы, смотрят прямо перед собой.
 


Минуту спустя после начала кто-то задремал. Кто-то смотрится в зеркало и выщипывает брови. Кто-то выковыривает серу из ушей, склоняет голову на грудь, отвесив челюсть.
 

 

Некоторые хрустят костяшками пальцев.  Кто-то слегка толкает локтем сидящего рядом: вероятно, хочет что-то сказать ему. Председатель просит внимания, просит не разговаривать друг с другом, не писать сообщений, поставить телефоны на беззвучный режим. В публике начинают шикать, бросать на сцену какие-то непонятные вещи. Громкий ропот - так выступать может кто угодно! Несколько человек уходят, бросая на ходу короткие реплики.

 


Эпизод 3


Актёры широко расставляют ноги и под народные напевы раскачиваются в ритме гребли. Стилизованная лодка проплывает по сцене.
 Актёры имитируют движения гребцов, затем указывают пальцами на воду и поют «Динь-дилинь, плывёт рыбёшка...». Потом поднимают руки к глазам: «Динь-дон-дон, порхает птичка...». Всё очень незатейливо, однако в этот момент многие зрители начинают плакать. Им жалко рыбку, которая никогда не вырастет, попавшись на крючок; птичку, которая, едва оперившись, уже оказалась в силке. Из динамиков раздаётся замечание оргкомитета. Всех призывают сдерживать свои эмоции - спектакль будет продолжаться долго, до развязки ещё далеко. «Если вы будете так возбуждаться, мы прекратим представление!» 

 


Эпизод 4


Сцена разделена надвое; на одной стороне - мир мёртвых, на другой - земная жизнь. Лица актёров, играющих духов, покрыты белым гримом, а лица живых - розовым. Один из актёров изображает человека, который только что умер. Начинаются похороны, его переносят с одной стороны сцены на другую. После нанесения на лицо белого грима, он бросает взгляд на мир живых, и внезапно его прошибает пот. Столько лет он провел на той стороне, а многие простые, естественные истины он так и не узнал.


Вот гладкая дорога. Дорога извилистая. Дорога крутая. Блуждающие следы перекрывали и стирали друг друга, продолжая петлять. Затем снова стирались. Революции обернулись угнетением, произволом властей. Некоторые удачливые революционеры правили государствами слишком долго, превратились в диктаторов, развратились. Чтобы добиться свободы, приходится жертвовать множеством жизней, но люди забыли урок зелёного дерева. Свобода принимать энергию солнца, свобода цвести, свобода плодоносить.


Несколько бледнолицых духов сбились в кучу и начали указывать пальцами в пространство.
 У каждой из сторон - верхнего и нижнего мира - есть свой суфлёр.



Эпизод 5


Сцена рассмотрения выездным судом дела бессердечного преступника, приговорённого к смерти. Суд позволяет сказать последнее слово. Он рассказывает, что родился здесь и в прошлом посещал школу. Жизнь научила его понимать, что нужно быть на стороне сильных.
 Он признаётся, что был особенно сильным, когда нападал на кого-то. Внезапно разъярённый зритель запрыгивает на сцену и замахивается своей сандалией. Служители, следящие за порядком во время представления, поспешно преградили ему путь и просят сохранять спокойствие, ведь это просто спектакль. Актёр, играющий приговоренного, тем временем уходит за сцену, разгримировывается и крадется домой кружным путём. Взволнованный зритель тоже уходит своим путём - тем, по которому он всегда ходил прежде.

 


Приветствие зрителей


Спектакль идёт без музыки, никто не поёт.
 Прожекторы на сцене пока что включены. Артисты поочерёдно выходят, кланяются зрителям с одинаковыми улыбками. Теперь все знают актёров в лицо. 


Аплодисменты ревут громоподобно и потом волнообразно замедляются. Их размеренный ритм подобен шагам во время военного парада на бетонной площади.


Пурпурный бархатный занавес медленно закрывается.
 

 

 

 

 

 

Глава IV: ПЕРЕКРЁСТОК

 


Девушка ждала парня, что ушёл и больше не вернулся. Она стала дряхлой, трясущейся старухой.

 

Той ночью алая река просачивается в старухин сон. Вода нежно подхватывает её тело и руки; дует ей в рот дыханием рассвета, утренней росы. Обволакивает талию, плечи старухи волнами, разбегающимися по воде от лодки, скользящей во сне. Река уносит старуху во времена её молодости, и там она внезапно встречается со своим возлюбленным. Ярко-красным цветом является перед глазами влюблённых множество перекрёстков. И они выбирают другой способ поскорее добраться до горизонта. 


В раскалённой кровавой реке звучат их голоса, звучат их желания.


- Не бойся, милая, мы уходим всё дальше от когтей зла.

 

- За нами никто не гонится?

 

- Мы идём по пути, который выбрала кровь. 

 

- Люди делают так много ошибок. 

 

- Толпа часто идёт за жадными и жестокими. 

 

- Они прикрываются принципами, народом, прикрываются истиной.

 

- Они говорят, истина должна быть ограниченной.

 

- Из-за этого их идеалы принимают уродливые, искажённые формы.

 

- Нужно найти способ уничтожить это.

 

- Ты веришь, что это правда?

 

- Верю. Но не верю в истину из уст злых людей.

 

- Может ли истина изменяться?

 

- Она всегда изменяется.

 

- Когда?

 

- Когда у людей отбирают свободу.

 

- Людей превращают в рабов, в стадо.

 

- Кто?

 

- Диктаторы, приспособленцы, торговцы оружием.

 

- Кажется, позади взрывы? Идём скорее! 

 

- Успокойся, мы за пределами досягаемости огня.

 

- Кажется, кто-то преследует нас?

 

- Нет, кровь запеклась, и мы оторвались от них.

 

- Остановимся, преклоним колени, поблагодарим кровь!

 

- Невозможно расплатиться с кровью.

 

- Кровь бесценна и бессмертна.

 

- В благодарность мы будем рожать детей.

 

- Когда наши дети вырастут, узнают об этом перекрёстке?

 

- Могут и не узнать. И нас тогда уже не будет, или же мы выживем из ума.

 

- Так пусть люди высекут слово СВОБОДА на наших надгробиях.

 

- Здесь шум прибоя и прохладный пар...

 

- Раздевайся, и пошли купаться.


Мощные волны и сильный ветер обратили влюблённых в перевернутую лодку. Опрокинутая мачта погружается глубоко в море, упирается в дно, и лодка зависает в воздухе. Борта растянуты, покороблены и как будто готовы рассыпаться. Неистовые волны одна за другой приподнимают дно лодки, закидывают её скользкими водорослями, качают её под палящим солнцем. Белоснежная морская пена ласково бьётся, бьётся о её борта.
 Влюблённые хотят освободиться, чтобы лодка стала надёжнее корабля, а море - шире океана. Они хотят стать рыбами и креветками, планктоном, кораллами, превратиться в миллионы морских обитателей. Чтобы никто не мог поймать их или разлучить, или осквернить. Нос лодки, а затем и её руль утопают в высоких волнах. 


Перевёрнутая мачта закреплена внутри лодки и надёжно удерживает её на месте.

 

 

 

 

 

Глава V: МЯСНИКИ

 

 

Мясник 1

 

Он еще жив, но пламя ада уже дышит ему в лицо. Моля о прощении, он склоняется перед огнём, но слишком поздно. Кровь живых существ, что когда-то текла через его руки, превратилась в гигантское чудовище, которое обвилось вокруг него и начало высасывать костный мозг. Внезапно чудовище ослабляет хватку. Пошатнувшись, мясник падает лицом вниз, оживляя в своей памяти последние часы животных, заколотых им. Глаза их закатывались и наливались кровью, когда мясник наносил расчётливый удар своей кувалдой. Ноги животных разъезжались, подрагивая, когда каждую часть их тела окатывали кипятком из ведра. В руках мясника - острый нож, он орудует им, обнажая поры на бледной коже. Животным отрезают головы, распиливают на куски. Лопатки, ребра, копыта аккуратно разложены.

 

Мясник повержен. Пустые глаза его выпучены, безжизненны, он принимает муки от душ погибших животных, вернувшихся за ним. Это разделочная доска для него, это честная игра. Это свободная трибуна, место праведного суда.

 

 

Мясник 2

 

Мясники являют свои искренние лица везде - на кухнях, в садах, на базарах, у тележек разносчиков, в ресторанах, в полях. Они усеивают, покрывают всё своими патогенными микробами с тех пор как люди сделали выбор в пользу селекции и начали сажать семена. Это они, используя химические стимуляторы роста, производят и вкалывают токсины во фрукты, напитки, еду. Смерть имеет форму красного говяжьего стейка, густо-розового жира. Форму креветок, мясистых кальмаров, моллюсков. Веточек зелени, сочных плодов абрикоса, которые так долго не портятся. Никто не знает, где и когда эти мясники взмахнут своими ножами. Лишь внезапно раздаются на улицах города и в деревнях горестные звуки труб и барабанов, провожающие тех, кто умерли молодыми от непонятных, страшных болезней. Топоры занесены; безжалостные, ледяные, они постоянно обрушиваются при свете дня и в темноте. Где-то люди страдают приступами резей, рвоты, умирают, агонизируют. Химикаты, новые лекарства и экспериментальные препараты делают мёртвые тела сухими и твёрдыми в гробах; они не разлагаются даже после похорон. Родственникам приходится использовать чистые ножи, чтобы соскоблить плоть с костей, перед тем как поместить их в костехранилище*. Мясники и тогда по-прежнему остаются безнаказанными, невозмутимо сидя у своих подносов с едой. Они возвращаются, принимая этот яд из нечестивых рук других мясников.

 

 

Мясник 3

 

Один мясник перед смертью раскаялся. Он пожертвовал музею обе руки в качестве свидетельства своих прегрешений. Желание его было исполнено за день до похорон. Руки быстро поместили в стеклянную банку со специальным раствором. Сосуд мгновенно взорвался. Несмотря на множество попыток, все остальные банки тоже лопнули. В конце концов, сотрудники музея заспиртовали руки мясника в оцинкованном баке с толстыми стенками и висячим замком. Каждую ночь охранники по-прежнему видят руки мясника, с гибкостью моллюска выбирающиеся из узкой щели под крышкой. Руки пытаются отыскать дорогу к бюсту, который стоит в центральном зале музея.

 

 

Мясник 4

 

Бывает, что мясник принимает форму цветка. Околдовывает тебя многообразием оттенков и соблазнительными ароматами. Он заводит тебя в темный переулок, или какое-нибудь пустынное место. Говорит, что ты должен выбрать, как умереть. Конечно, твоя реакция будет бурной, но в итоге ничего не изменится. Он достаёт несколько пособий, на выбор. Вот книга, которая научит тебя быть безразличным ко всем страданиям и до последнего вздоха подавлять свои  чувства. Другими словами, вдохни аромат цветка - и тебя поразит внутренняя слепота; ты будешь неспособен постигать иные ценности. А эта книга пробудит в тебе привычку обманывать свои чувства. Назавтра ты ослабеешь, тело и душа одеревенеют, но ты, тем не менее, всегда будешь убеждать себя, что посвящаешь свою жизнь духовному и прекрасному.

 

 

Мясник 5

 

Он приходит ночью, включает свет, врывается ко мне. Быстро выхватывает открытую книгу у меня из рук, потом хватает за волосы, разворачивая к себе. Моё лицо теперь обращено вверх; он наклоняется ко мне и присматривается. Затем он разглядывает обложку книги и медленно отпускает меня. Это что, какое-то недоразумение? Ясно, что мясник охотится за кем-то, чтобы забрать его. Мясник долго смотрит на меня с подозрением, а потом тихо уходит. Когда он поспешно возвращается с горящим яростным взглядом и блестящим ножом, меня здесь уже нет. Тёмная ночь укрыла меня, помогла видеть очень чётко, наблюдая за поведением и выражением лица этого зловещего мясника. Но, вернувшись, он не может знать, где я, хотя я очень близко.

 

 

Мясник 6

 

Идейные мясники заставляют нас двигаться по прямой, никогда не сворачивая с пути. Но в материальном мире столько озёр, гор, водопадов. Не может быть прямой дороги, бесконечно бегущей по земле. Эволюция человечества нередко идёт извилистым путем, и цивилизации часто зарождаются на распутье. Мясники знают это и подстерегают здесь. Они быстро ликвидируют тех, кого считают непонятными, необычными. Я вижу этих мясников на обочинах прямых дорог - голых по пояс, с цифрами на телах. Они спокойно и неподвижно стоят там вместо верстовых столбов.

 

 

Мясник 7

 

Он уже отошел в мир иной. Единственный его след, запечатленный в мире живых - это портрет в виде бюста, выгравированный на его надгробии. Лицо в анфас, густые усы, загадочный прищур, волосы зачесаны назад. Портрет заканчивается сразу после второй пуговицы его френча. Руки, обагренные кровью, давно погружены глубоко в землю. Его младший сын до сих пор хранит секретную страницу в завещании с напутствием не открывать её, пока не сменится третье поколение. Тогда придёт время, чтобы жизнеописание того, кто сейчас лежит под этой могильной плитой, было свободно обнародовано потомками. Тогда в цивилизованном обществе больше не останется мясников. И вот, спустя три поколения, люди начнут восхвалять его благие деяния. И выяснится, что при жизни он был человеком милосердным, добродетельным, сострадательным, любящим всё живое.

 

 

________________

Во Вьетнаме имеет широкое распространение традиция спустя 3 года после похорон вскрывать могилу и тщательно мыть кости умершего, после чего их помещают в костехранилище, имеющее вид небольшого продолговатого фаянсового ящика. Костехранилище ставят обратно в могилу. В прошлом этот ритуал не требовал никаких специальных инструментов - для качественного очищения костей их достаточно было просто хорошо промыть. 

 

 

 

 

 

Глава VI: ДИАЛОГИ

 

Диалог 1 


- Я погиб в 1941 году.
 

 

- Где? 

 

- Прямо под помеловым деревом. 

 

- Кто вас убил? 

 

- Французские секретные агенты и окружной начальник. 

 

- Что у вас было при себе в тот момент? 

 

- Флаг. 

 

- Кому вы хотели отдать его? 

 

- Здешним бедным и угнетенным. 

 

- Он стал бы святыней, парящей на ветру? 

 

- Он повёл за собой крестьян, рабочих и образованных людей. 

 

- Какова же была ваша конечная цель? 

 

- Независимость, свобода, счастье. 

 

- Выражайтесь яснее! 

 

- Люди больше не жили бы в нищете, в бедности, не было бы непомерных налогов, никто бы никого не презирал и не бил, не было бы несправедливости. Их жизнь стала бы радостной и свободной. 

 

- И сейчас вы всё ещё верите в это? 

 

- Всегда верю. 

 

- Как мне увидеть эту веру? 

 

- Посмотри на темно-бурую землю и зелёную траву. 

 

-  Дайте-ка я выдерну ближайшую травинку. 

 

- Этот хлорофиловый огонь горит вечно. Можно ли передать дальше это пламя тем, кто придёт следом? 

 

- Они знают это, их учат этому с детства. 

 


Диалог 2 


- Я, старший капрал 25 пехотной дивизии "Тропическая молния" Вооружённых сил Южного Вьетнама, погибший 28/4/1975 на базе Донг Зу.
 

 

- Я, сержант дивизии C5, 320A Вьетнамской народной армии, был подбит, когда вёл танк Т54 в направлении базы. 

 

- Подойди ближе, мы оставили наше оружие в мире живых. 

 

- Давай посмотрим на живых - как они собираются вместе за трапезой, как сеют и пашут. 

 

- Они выжили, когда прошли кровавый путь вместе с нами. 

 

- Почти 5 миллионов вьетнамцев с обеих сторон умерли, столь многие пострадали, были разлучены ещё с начала войны. 

 

- Половина лесных массивов уничтожена. Десятки тысяч поражены агентом "оранж" *. 

 

- Мы потеряли множество бесценных сокровищ, не видимых глазу. 

 

- Значит, надо было пройти этот кровавый путь? 

 

- Значит, надо было пройти? 

 

- Значит, надо было? 

 

- Значит, надо. 

 

-... 


Диалог 3 


- 2 февраля 1979 года нас погнали через переправу, и я пал прямо на мосту Баклуан.
 

 

- Мы видели, как командир приказал бросить ваше тело в реку Ка Лонг, чтобы освободить путь китайским войскам на территорию Вьетнама. 

 

- Моя душа тогда тоже видела, как были устремлены на командира мои распахнутые глаза. 

 

- Силы самообороны Вьетнама достали ваше тело на отмели Чанконгфа и похоронили. 

 

- Вы все ещё ненавидите Вьетнам? 

 

- Меня агитировали так, прежде чем я прибыл сюда. 

 

- С помощью брошюр, листовок, фильмов? 

 

- Нет, политруки Народно-освободительной армии Китая беседовали с нами лично. Мы, солдаты, редко читаем книги. 

 

- Во все времена нам приходится брать нашу кровь и кости, воздвигая баррикады, чтобы остановить вас. 

 

- Моё сознание прояснилось лишь когда я умер. 

 

- Вы были врагами, подлыми и злобными, на протяжении всей нашей четырёхтысячелетней истории. 

 

- Так наши династии питались человеческой плотью. 

 

- Когда вы становитесь могущественны, вы несёте бедствия и катастрофы другим. 

 

- Вы состояли в коммунистической партии? 

 

- Нет нужды спрашивать. Вы все превозносите только узко национальные интересы. 

 

- ...

 


Диалог 4 


- Не может быть универсальной модели для всех обществ.
 

 

- Для каждой эпохи существует свой идеал. 

 

- Мы находимся в минимальной точке синусоиды. 

 

- Нет, начался иной цикл. 

 

- Нужна другая формулировка для независимости, свободы, счастья? 

 

- Течение жизни всё объясняет. 

 

- Ты можешь подробнее рассказать о свободе? 

 

- Это инстинкт самосохранения, возвышающий людей. 

 

- Люди всегда сознают необходимость противостояния порабощению со стороны других. 

 

- Так что же, свобода - это источник идей прав человека и демократии? 

 

- Правильно. Похоже, это зависит от открытости правящего режима? 

 

- Нет, именно желание свободы порождает в людях потребность в создании правого государства. 

 

- А что же такое независимость и счастье? 

 

- Это преддверие свободы. Причинно-следственная связь. 

 

- Независимость дороже всего? 

 

- Мы вынуждены были пожертвовать несколькими поколениями, чтобы этого достичь. 

 

- Кажется, равновесие достигается через глобализацию. 

 

- Нужно ещё раз обновить эту концепцию. 

 

- Ты можешь увидеть себя свободным? 

 

- У меня нет свободы даже управлять своей болью. 

 


Диалог 5


- Я капля воды.
 

 

- Мы сливается друг с другом, образуя большую каплю. 

 

- Нет. Мы пребываем в гармонии друг с другом и всегда разъединены. 


- Так что же, наши разум и души ограничены?
 

 

- Цивилизованное общество - это множество людей с индивидуальными характерами и разным складом ума. 

 

- Это основа прав человека? 

 

- Каждая капля воды имеет право высказывать свое мнение. 

 

- Они равны и свободны. 

 

- Я существую милостью божьей. 

 

- Я обрёл просветление благодаря чудесам Будды. 

 

- А другие служат святой богине-Матери. 

 

- Я уважаю всякий выбор! 

 

__________________
* Агент «оранж» - название смеси дефолиантов и гербицидов синтетического происхождения. Применялся Вооружёнными силами США во Второй Индокитайской войне с 1961 по 1971 годы в рамках программы по уничтожению тропических лесов и растительности, большей частью на территории Южного Вьетнама. Это облегчало обнаружение подразделений северовьетнамской армии и партизан Национального фронта освобождения Южного Вьетнама. Использование агента "оранж" - один из самых известных случаев применения тактики «выжженная земля» и использования химического (экологического) оружия в истории человечества. Название «оранж» - неформальное, появилось из-за оранжевой окраски бочек для транспортировки этого химиката.
 


Из трёх миллионов вьетнамцев — жертв химиката, свыше миллиона человек в возрасте до 18 лет стали инвалидами, страдающими наследственными заболеваниями и имеющими врождённые наружные и внутренние мутации.

 

 

 

 

 

Глава VII: МОДЕЛИ

 

 

Модель 1

 

В шестидесятые годы минувшего столетия многие вьетнамские семьи на севере страны выписывали бесплатные китайские иллюстрированные журналы. Я всё ещё помню картинки в них - с румяными рабочими, крестьянами, солдатами. Они всегда держали в руках серпы, оружие и цитатники Председателя Мао. Мы с братьями и сёстрами вырезали эти фигуры из журналов и клеили на перегородки внутри дома. Мой брат ещё обклеил ими дверь в последний день уходящего года.

 

В то время я часто сопровождал родителей в поле, когда в кооперативе звонили в сигнальный колокол. Мы шли на работу ради отметки в бригадном журнале. Иногда устраивались соцсоревнования - соревнования по вспашке земли, соревнования по посадке риса, соревнования по сбору навоза, соревнования по уборке урожая. Они были с флагами, барабанным боем и транспарантами. Люди толпой стояли на берегу, смотрели, и громко, ликовали, преисполненные энтузиазма. Тогда председатель кооператива становился похож на персонажа из наших журналов.

 

 

Модель 2

 

В последний год моей учёбы в техникуме я завалил "Научный коммунизм", неправильно ответив на вопрос о духе коллективизма. Я принёс с собой много шпаргалок, чтобы подглядывать, написал основные тезисы на ладонях и ступнях, обменялся подсказками с теми, кто сидел впереди и позади меня, но всё равно провалился. Спустя год или около того я случайно повстречал преподавателя этой специальности в местной пивной. Учитель признался, что тоже уже не помнит содержания своих лекций. Он рассказал, что перед каждым занятием проводил много времени, заучивая наизусть страницы конспектов. И на следующий день сразу забывал. Когда он стал больше не в состоянии учить конспекты наизусть, учителю ничего не оставалось, как уйти на пенсию. В тот день мы с ним так напились, что, выйдя на дорогу,  врезались в столб на углу.

 

 

Модель 3

 

В целях соблюдения порядка и общественной безопасности нам было поручено следить друг за другом. Конечно, я не знал, кто следил за мной. Моей обязанностью было следить за моим соседом. С утра он уезжал на мотоцикле на работу, возвращаясь к вечеру. Я наблюдал за ним и описывал в мельчайших подробностях каждый его шаг. Но меня бесило, что он запирался на ночь. Как знать, о чем он говорил со своими домашними, и что за дела он вытворял в темноте?  Во время собрания жителей нашего квартала я добровольно поднялся и подверг себя чистосердечной самокритике, признал свои ошибки, недостаток энтузиазма и силы воли. Дабы соблюсти секретность этой долгосрочной операции, я не разглашал имени объекта, за которым мне было поручено следить, и место его работы - в своей речи я решил использовать какие-то общие, расплывчатые определения.

 

 

Модель 4

 

Меня пригласили в качестве консультанта по планированию застройки нашего района. Единственным доступным нам образцом была черно-белая фотография размером 6×12 см. По очереди мы изучали её, а потом делали эскизы макетов. Я поворачивал фото вертикально и горизонтально, но так и не смог разглядеть деталей. Потом наш консультативный совет заседал много раз, но мы так и не нашли подходящего варианта. Так все потихоньку и забыли об этом проекте. Несколько лет спустя в моём квартале уже никто не вспоминал консультативный совет.

 

 

Модель 5

 

Прошлой ночью мне приснилось, что я в просторном, прохладном доме, расположенном на берегу водоёма. Воздух свежий, не затхлый. Питьевая вода и продукты соответствуют санитарным нормам. Вместе со своими родственниками я вошёл в этот дом. Как ни странно, задняя часть дома была соединенина со многими переулками. Каждый из нас выбрал произвольный путь, и чем глубже мы заходили, тем темнее становилось вокруг. Иногда мы натыкались друг на друга, спотыкались о чье-то разбросанное барахло, вываливающееся даже на тротуар. В конце этой тёмной дороги я разглядел кровать, из которой отправился в этот сон. Получается, просторное здание обернулось макетом дома, стоящим в конце улицы.

 

 

Модель 6

 

Во сне - смутное сияние вдалеке; те, кто хочет приблизиться к нему, должны пройти через горящие ворота. Множество людей пытаются пробиться туда, но никто не может пройти. Я полон решимости войти. Перед тем, как начать прорыв, я сосредоточил все свои мысли, сконцентрировал волю. В конце концов у меня получилось пройти через горящие ворота. Но моя телесная оболочка сгорела, исчезли волосы и борода. Позади сияния оказалась лишь пустошь. Обгоревшие мыши, которым посчастливилось уцелеть, выбежали поприветствовать меня. С тех пор я стал царём в стране мышей.

 

 

Модель 7

 

Научно-фантастический проект. Учёные смогли привить много разных фруктов на одном дереве. Множество фруктов, отделенных друг от друга тонкой кожицей, выросло внутри одного большого плода. 


Люди принесли в этот научно-исследовательский центр много видов своих любимых фруктов - начиная с апельсинов, лонганов, лайма, абрикосов,
 вампи с Севера, слив, манго, рамбутанов, джекфрутов, грейпфрутов, тутовника, дурианов, "звёздных яблок" с Юга. Но когда плод созрел, его кожура оказалась ярко-красного цвета. Никто не подумал о том, как изменить каждый фрагмент этой кожуры в соответствии с тем, какой именно фрукт находится под ним.

 

 

Модель 8

 

Дом спроектирован в виде птичьего гнезда на дереве. По периметру он оплетен колючей проволокой, оснащён электронной системой слежения, радарами, звукоуловителями, датчиками движения... Здание похоже на военную базу - лучшую из существующих на сегодняшний день, на берлогу древних, вымерших динозавров. Теоретически, этот дом - рай на земле, неприступный, вовеки не имеющий врагов. Согласно замыслу, это гигантское птичье гнездо должно быть закреплено на дереве. И с сегодняшнего дня люди будут активно сажать деревья, вдохновенно выхаживая даже крошечные зелёные побеги.

 

 

 

 

 

Глава VIII: СОН

 

 

Люди спешат, чтобы укрыться в темноте, они глядят на алую реку, текущую медленно и спокойно. Сердца у них в груди бьются тревожно и восторженно. Недоверчивые вопросы быстро разносятся в ночи, как тайный приказ приготовиться к великой битве. Оплатим ли мы за всё кровавой баней? Утонут ли наши жизни в багровом море?

 

Кровь движется безмятежно, постепенно, милосердно, мирно, подобно дыханию спящего ребёнка. Кровь дотрагивается до космоса, до памятников истории, словно гигантский питон, ползущий по камням. Она подобна мячу, который катится по траве. Капли крови зовут друг друга слиться в одно целое и стечь в низину.

 

Мел, который недавно положили рядом с доской. Кровь приходит, чтобы отворить сознание, пробудить глубины мозга для ясного мышления, чтобы каждый человек, познав себя, взял в руки мел и стал писать букву за буквой. Чтобы научиться уверенно читать простые фразы. Уметь написать название своей Родины и своё собственное имя.

 

Кровь возвращается в то время, когда цветут деревья и завязываются плоды. Колосья риса клонятся к земле. Батат уже вырос. Кукуруза созрела. Скот и птица гладкие и лоснящиеся. В реках, ручьях и озёрах играет рыба. Кровь проводит пальцем по посевам рассады, проверяя каждое зернышко кукурузы в плодородной земле.

 

Кровь нежно струится по моховым покровам, колышет стебельки сорняков. Заставляет землю содрогаться, подобно угрям и вьюнам, которых посыпают солью перед тем, как резать на куски. Кровь безмятежно заполняет всё, принося с собой силу и святость снов. Когда-то взводы и отряды были погребены миномётным огнём. Сейчас они восстают из земли, как особые маскировочные войска. Они всё так же идут строем, они возвращаются в свои деревни, где каждый из них находит свой прежний дом. Каким-то чудом никто из их родственников и соседей никуда не исчез. Подносы с едой, приготовленной в честь из возвращения, - это не подношение в день поминовения, а обычная местная еда: крабовый суп с джутом и овощами и маринованные круглые баклажаны.

 

Текущая кровь наполняет хлорофиллом кроны деревьев, раскачивает, отряхивает их. Настроения начинают меняться на противоположные, люди в трансе хлещут себя по щекам, чтобы очнуться, привычное равнодушие внезапно становится страстью. Голос птицы устремляется вверх, возвещая о необычном движении внутри земли. Червь старается закопаться поглубже, чтобы разрыхлить почву, сделав её мягче. Зелёный лягушонок увидел лунный свет и нежным голоском зовёт маму. Крачки зовут своих возлюбленных пересечь океан.

 

Недозрелые плоды, преждевременно сорванные, возвращаются на ветви деревьев в ожидании того дня, когда они станут ароматными и сладкими. Цветы и фрукты, попорченные червяками и поклёванные птицами, подрагивают, возрождаясь. Спиленные деревья естественным образом вырастают обратно. Древесная смола течёт сквозь гнилые бревна, наполняя пространство запахом новых листьев, знакомым пряным ароматом корней. Каждое дерево уважают и защищают как живое существо. Каждый обретает свободу, права человека и достоинство. Деревья и люди живут друг для друга - могучие и здоровые.

 

Стаи птиц и зверей, которые выжили, возвращаются, чтобы получить новую кровь: так встречают родных после смуты и разлуки. Они принесли с собой  оторванные хвосты, отломанные клювы, рога, клыки, когти своих собратьев, убитых на охоте, сложили их близ речных потоков, преклонили колени и пали ниц в ожидании. Кровь пришла и радуется возрождённой шерсти и перьям. Согревает каждую клетку, потовые железы, кожные покровы.

 

Кровь отпускает зверей на волю, в дикую природу, птицы взлетают в небо. Выпускает в океан разную морскую живность, водоросли, планктон. Даёт всем птицам возможность наперегонки нести яйца, добывать корм, резвиться в воде.

 

Все люди, и я вместе с ними, начали дышать глубоко, перестав бояться. Внезапно оказалось, что у нас у всех одна и та же группа крови. Мы лежим неподвижно, позволяя жаркой красной реке течь через нас. Я всё ещё остаюсь собой, но этой ночью я какой-то другой. Независимый и свободный, как насекомое, как зверь. Счастливый, как рыба в воде и как птица в небе.

 

 

 

 

 

Глава IX: СОЕДИНЕНИЕ

 

 

Вода начинает литься в человеческие рты, принося с собой души предков, святость земли. Каждый может слиться в поток, смешивающий между собой контрастные цвета, войти в надвигающийся прилив, задыхающийся среди песчаных отложений.

 

Новый поток возрождает брачные периоды, сезон откладывания яиц, высадки рассады. Красная кровь питает зародыши, взращивает семена. Позволяет деревьям цвести, покрываться листвой, всем видам животных - размножаться.

 

Духовность и микросхема. Пути, которыми течёт энергия Ци в нашем теле и архитектура программного обеспечения. Структурированные и неструктурированные данные материального и нематериального. Лица людей, животных и растений взаимосвязаны во времени и нынешнем пространстве.

 

Духи баз данных ожидают распаковки, торопя ныне живущих, чтобы те не медлили, не топтались на одном месте.

 

Личности, появляющиеся в окнах интерфейса человечества, восстав в своём возрождении, на сей раз выбирают иные ценности. Иные дороги. Иную философию. Иные направления. Иных кумиров. Иные модели. Иную независимость. Иную свободу. Иное счастье. Иные желания. Иные эмоции.

 

Колосок сорной травы, так долго хранящий молчание, внезапно появляется в левом углу экрана.

 

Он издаёт долгий звук, который напоминает сигнал, предупреждающий о том, что компьютер заражён вирусом: Мы прошли через время утиля! Этот сигнал не ввергает людей в раздражение и шок, потому что теперь все знают, что они не являются базовым материалом, сырьём.

 

Безымянная сорная трава создала эффект домино, толкая цепочку костяшек и вызывая падение всех её элементов. Безликая фигура встаёт и утверждает, что она не более чем тупой нож. Затем - вторая фигура, третья, четвёртая и так далее. Как провозглашают имена в строю рассредоточенной бесчисленной армии. Люди признают, что являются тряпками, размочаленными мётлами, мусорными совками, книгами с отклеившимися переплётами, сломанными стульями или утюгами. Они признаются, что они - рваные одеяла, обувь, которая просит каши, старомодная одежда, старые пластиковые контейнеры, покрытые пылью. Сейчас они добровольно явились в пункт сбора, чтобы быть отсортированными, уничтоженными или ждать нового рождения.

 

Сохранённые файлы отображаются один за другим как могилы. Могилы, которые были построены, затейливо разукрашены, даже заброшенные могилы. Мигающий экран создаёт День очищения могил с дымом фимиама и разложенными повсюду подношениями. Вновь появляется председатель кооператива, и он удивлён своей связью с пророком, консультативным советом и актёрами, лица которых покрыты белым гримом. Преподаватель научного коммунизма встречает солдат с обоих фронтов. В одиночных камерах сменили замки, чтобы держать там только тех, кто приговорён к смерти.

 

Кориандр, коммелины, папоротник возле изгороди вместе с рыбками - расборами и комариными личинками в стоячей воде внезапно начинают светиться. Они жаждут жить свободно и защищать свое достоинство. Обретают связь с древними деревьями и дикими зверями, чтобы стать дальновидными, твёрдыми духом и храбрыми.

 

Они учатся гордому и мучительному способу регенерации орла. Когда он уже не может летать высоко, он бьёт своим клювом по выступам скал, пока тот не сломается, чтобы потом восстановить свои когти*. Он может смотреть на солнце, не моргая и не боясь ослепнуть.

 

Орел взлетает на вершину горы в ожидании надвигающейся бури. Яростные порывы ветра поднимают его туда, где рождается шторм. Своими острыми когтями он цепляется буре в плечо, являя собой горделивый и священный символ.

 

 

__________________

* Существует легенда о "перерождении" орлов, согласно которой в старости клювы и когти этих птиц становятся настолько длинными, слабыми и тупыми, что орлы уже не могут добывать себе пищу, а оперение становится густым и тяжёлым, лишая птицу возможности высоко летать. Тогда орёл начинает неистово бить клювом о камни, пока тот не разобьётся на кусочки. После этого орел вынужден голодать до тех пор, пока у него не отрастет новый клюв. Затем, своим новым крепким клювом, орёл выдирает себе старые когти и перья. И вновь голодает в ожидании того, когда они отрастут снова. Считается, что весь этот процесс занимает 5-6 месяцев. Мораль этой легенды в том, что, чтобы изменить себя и начать жить заново, нужно пройти через мучения и боль.

Легенда эта упоминается и в Библии (Псалом Давида, 102) - "насыщает благами желание твое: обновляется, подобно орлу, юность твоя".

 

 

 

 

 

Поэтесса-Переводчица Анна Попова

 










 

 








 

 

 

 

 

 

BÀI KHÁC
1 2 3 


























Thiết kế bởi VNPT | Quản trị